Документов в библиотеке
576379

Зарегистрированных пользователей
1134

Определение Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 N 375-О

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 марта 2013 г. N 375-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАН ВЕРБЛОВСКОГО ВЛАДИСЛАВА МИХАЙЛОВИЧА,

КАРДАША ВИКТОРА НИКОЛАЕВИЧА И ДРУГИХ НА НАРУШЕНИЕ

ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ

43 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ПЕНСИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ

ЛИЦ, ПРОХОДИВШИХ ВОЕННУЮ СЛУЖБУ, СЛУЖБУ В ОРГАНАХ

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ, ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ СЛУЖБЕ,

ОРГАНАХ ПО КОНТРОЛЮ ЗА ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

И ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ, УЧРЕЖДЕНИЯХ И ОРГАНАХ

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ, И ИХ СЕМЕЙ" И ЧАСТИ ПЕРВОЙ

СТАТЬИ 36 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "ОБ УЧРЕЖДЕНИЯХ

И ОРГАНАХ, ИСПОЛНЯЮЩИХ УГОЛОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ

СВОБОДЫ" ВО ВЗАИМОСВЯЗИ С ПОЛОЖЕНИЯМИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ

ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ

РАЗМЕРОВ УВЕЛИЧЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫХ ОКЛАДОВ (ТАРИФНЫХ

СТАВОК) ПЕРСОНАЛУ УЧРЕЖДЕНИЙ, ИСПОЛНЯЮЩИХ УГОЛОВНЫЕ

НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ, И УЧРЕЖДЕНИЙ, ИСПОЛНЯЮЩИХ

УГОЛОВНЫЕ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ С ОСОБЫМИ

УСЛОВИЯМИ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, В ЗАВИСИМОСТИ

ОТ ВИДА УЧРЕЖДЕНИЙ, ХАРАКТЕРА И СЛОЖНОСТИ ВЫПОЛНЯЕМЫХ

РАБОТ, А ТАКЖЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ИЗОЛЯТОРОВ МИНИСТЕРСТВА

ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию граждан В.М. Вербловского, В.Н. Кардаша и других вопрос о возможности принятия их жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане В.М. Вербловский, В.Н. Кардаш, Т.И. Коровина, В.Н. Кузнецов, Л.Л. Молибога и Л.П. Поцелова просят проверить конституционность следующих положений:

части первой статьи 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", согласно которой пенсии, назначаемые в соответствии с данным Законом, исчисляются из денежного довольствия военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, лиц, проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы; при этом в составе денежного довольствия для исчисления пенсии учитываются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, оклад по воинской должности или должностной оклад, оклад по воинскому званию или оклад по специальному званию (без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях) и ежемесячная надбавка или процентная надбавка за выслугу лет (стаж службы), включая выплаты в связи с индексацией денежного довольствия;

части первой статьи 36 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", предусматривающей увеличение должностных окладов рабочих и служащих уголовно-исполнительной системы в зависимости от вида учреждения, исполняющего наказания, характера и сложности выполняемой работы, а также за работу в учреждениях, исполняющих наказания, предназначенных для содержания и лечения инфекционных больных, во взаимосвязи с положениями пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 6 мая 1994 года N 477 "Об утверждении размеров увеличения должностных окладов (тарифных ставок) персоналу учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы с особыми условиями хозяйственной деятельности, в зависимости от вида учреждений, характера и сложности выполняемых работ, а также следственных изоляторов Министерства юстиции Российской Федерации", абзацев первого и третьего Приложения N 1 к указанному постановлению Правительства Российской Федерации, которыми установлены конкретные размеры увеличения должностных окладов для персонала учреждений, исполняющих наказания, строгого режима и учреждений, специально созданных для содержания и лечения больных туберкулезом, и больниц, созданных для лечения осужденных к лишению свободы, включая сотрудников, имеющих специальные звания.

Как следует из представленных материалов, заявители проходили службу в Лечебно-исправительном учреждении N 51 для туберкулезных больных Главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области, из которого были уволены в разное время по различным основаниям. Всем им были назначены пенсии за выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей": В.М. Вербловскому - с 14 июня 2001 года, В.Н. Кардашу - с 4 июля 1994 года, Т.И. Коровиной - с 21 декабря 2000 года, В.Н. Кузнецову - с 25 августа 2000 года, Л.Л. Молибоге - с 1 сентября 1997 года, Л.П. Поцеловой - с 30 августа 2000 года. При расчете размера пенсии первоначально были учтены увеличение оклада за службу в учреждении строгого режима на 15 процентов и увеличение оклада за работу с туберкулезными больными на 15 процентов.

Однако впоследствии заявителям был произведен перерасчет пенсии исходя из денежного довольствия, определенного без учета увеличения оклада за работу с туберкулезными больными на 15 процентов: В.Н. Кардашу и Л.Л. Молибоге - с 1 января 2006 года, а В.М. Вербловскому, Т.И. Коровиной, В.Н. Кузнецову и Л.П. Поцеловой - с 1 января 2012 года. Органы, осуществляющие пенсионное обеспечение, при перерасчете пенсии исходили из того, что работа с туберкулезными больными представляет собой особые условия службы, поэтому увеличение оклада по данному основанию не подлежит учету в составе денежного довольствия для исчисления пенсии.

Решением Верх-Исетского районного суда города Екатеринбурга от 27 июня 2007 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 6 сентября 2007 года, В.Н. Кардашу и Л.Л. Молибоге было отказано в удовлетворении требований о взыскании неполученной суммы пенсии (в части увеличения оклада за работу с туберкулезными больными) с 1 января 2006 года. Определением судьи Свердловского областного суда от 2 октября 2007 года им было отказано в истребовании дела. Оснований не согласиться с названными судебными постановлениями не усмотрел также председатель Свердловского областного суда (письмо от 2 ноября 2007 года). При разрешении дела суды исходили из того, что увеличение оклада за работу с туберкулезными больными представляет собой повышение оклада за службу в особых условиях, опираясь при этом на соответствующее разъяснение, данное Верховным Судом Российской Федерации в обзоре судебной практики за II квартал 2006 года.

Решением Верх-Исетского районного суда города Екатеринбурга от 11 сентября 2012 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 6 ноября 2012 года, по тем же основаниям было отказано в удовлетворении требований В.М. Вербловского, Т.И. Коровиной, В.Н. Кузнецова и Л.П. Поцеловой к Главному управлению Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области о признании действий незаконными и взыскании недополученной суммы пенсии.

Кроме того, всем заявителям с 1 января 2012 года был произведен перерасчет пенсии исходя из денежного довольствия, определенного с учетом пониженного размера увеличения оклада за службу в учреждении строгого режима, который в связи с реформированием денежного довольствия сотрудников уголовно-исполнительной системы стал составлять 7 процентов вместо ранее предусматривавшихся 15 процентов.

В обоснование неконституционности оспариваемых положений в части, касающейся увеличения оклада за службу в учреждении строгого режима и за работу с больными туберкулезом, заявители ссылаются на отступление от принципа равенства, обусловленное тем, что установлены разные размеры увеличения окладов для сотрудников, имеющих специальные звания, и остального персонала, а также на несоответствие постановления Правительства Российской Федерации от 6 мая 1994 года N 477 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 31 января 2012 года N 60) статье 36 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", в которую не были внесены необходимые, с их точки зрения, изменения. Нарушение своих прав они связывают в том числе с проведением с 1 января 2012 года перерасчета пенсий (несмотря на то, что такой перерасчет, как видно из судебных постановлений по делу заявителей, не повлек за собой снижение уровня их пенсионного обеспечения).

По мнению заявителей, оспариваемые законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют расценивать увеличение должностного оклада сотрудников учреждений уголовно-исполнительной системы за службу в учреждении строгого режима и за работу с туберкулезными больными как повышение оклада за особые условия службы и не учитывать его в составе денежного довольствия либо снижать его размер при перерасчете пенсии таким категориям граждан в связи с введением новой системы денежного довольствия сотрудников, имеющих специальные звания и проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, чем противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3).

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), относит определение механизма реализации данного конституционного права, в том числе правил исчисления размеров пенсий, к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).

Действуя в рамках предоставленных ему полномочий, федеральный законодатель в части первой статьи 43 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" определил состав денежного довольствия, из которого исчисляются пенсии, назначаемые лицам, подпадающим под действие названного Закона, придав тем самым понятию "денежное довольствие для исчисления пенсии военнослужащим" самостоятельное нормативное значение для целей исчисления пенсии и ее пересмотра военным пенсионерам, отличающееся от понятия "денежное довольствие военнослужащих", определяемого законодательством о статусе военнослужащих (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2004 года N 429-О). При этом было закреплено, что оклад по воинской должности или должностной оклад, оклад по воинскому или специальному званию учитываются без учета повышения окладов за службу в отдаленных, высокогорных местностях и в других особых условиях.

Такой подход законодателя обусловлен и особенностями правового положения военнослужащих, которые, в отличие от лиц, уволенных с военной службы, продолжают исполнять обязанности военной службы в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а также осуществляют деятельность, направленную на постоянное повышение квалификации и совершенствование своей профессиональной подготовки (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2012 года N 1800-О).

Данный вывод в полной мере применим к сотрудникам уголовно-исполнительной системы, имеющим специальные звания, денежное довольствие которых устанавливается Федеральным законом от 30 декабря 2012 года N 283-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Денежное довольствие сотрудников уголовно-исполнительной системы состоит из месячного оклада в соответствии с замещаемой должностью и месячного оклада в соответствии с присвоенным специальным званием, которые составляют оклад месячного денежного содержания, а также ежемесячных и иных дополнительных выплат, к числу которых относятся, в частности, ежемесячная надбавка к должностному окладу за особые условия службы и надбавка к должностному окладу за выполнение задач, связанных с риском (повышенной опасностью) для жизни и здоровья в мирное время (части 3, 10 и 14 статьи 2 Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации").

Перечень особых условий службы сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и предельных размеров ежемесячной надбавки к должностному окладу за особые условия службы, который был утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 5 февраля 2013 года N 95 "О ежемесячной надбавке к должностному окладу за особые условия службы сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти", включает службу в отдельных учреждениях, органах и подразделениях. Данным Перечнем предусмотрена также служба в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, в том числе с особыми условиями хозяйственной деятельности, в зависимости от вида учреждений, характера и сложности выполняемых работ, а также в расположенных в данных учреждениях обособленных структурных подразделениях медико-санитарных частей ФСИН России, исполняющих наказания в виде лишения свободы, которая выступает основанием для установления надбавки к должностному окладу в размере до 50 процентов.

Что касается надбавки к должностному окладу за выполнение задач, связанных с риском (повышенной опасностью) для жизни и здоровья в мирное время, то одним из оснований ее установления в размере до 25 процентов является служба в учреждениях, исполняющих наказания, и подразделениях, предназначенных для содержания и лечения туберкулезных больных, по перечню, утверждаемому Федеральной службой исполнения наказаний (пункт 2, абзац четвертый подпункта "г" пункта 3 Правил выплаты сотрудникам федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и таможенных органов Российской Федерации надбавки к должностному окладу за выполнение задач, связанных с риском (повышенной опасностью) для жизни и здоровья в мирное время, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 4 февраля 2013 года N 81).

Таким образом, установленная действующим законодательством система денежного довольствия сотрудников уголовно-исполнительной системы не предусматривает увеличение должностного оклада в связи с особыми условиями службы и при этом включает надбавки к должностному окладу за особые условия службы, которые согласно части первой статьи 43 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" не подлежат учету в составе денежного довольствия при исчислении пенсии.

2.2. Новая система денежного довольствия, установленная Федеральным законом "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", согласно части 1 его статьи 20 применяется в отношении сотрудников уголовно-исполнительной системы с 1 января 2013 года. При этом в соответствии с частями 8 и 9 статьи 12 Федерального закона от 8 ноября 2011 года N 309-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат" и Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" перерасчет пенсий пенсионерам из числа сотрудников уголовно-исполнительной системы был произведен с 1 января 2012 года исходя из новых норм денежного довольствия.

Положения частей 8 и 9 статьи 12 Федерального закона от 8 ноября 2011 года N 309-ФЗ, закрепляющие порядок перерасчета размеров пенсий, назначенных до 1 января 2012 года, направлены на обеспечение гражданам, относящимся к одной и той же категории - получатель пенсии, установленной в соответствии с Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", равных прав на получение указанной пенсии, что соответствует принципу социальной справедливости, а также принципу равенства, закрепленному в статье 19 Конституции Российской Федерации.

Кроме того, правила исчисления пенсий, применяемые с 1 января 2012 года, предусматривают механизм поэтапного ежегодного повышения величины денежного довольствия, учитываемой при исчислении пенсии указанной категории граждан, и направлены на увеличение размеров указанных пенсий (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2012 года N 2129-О, N 2130-О, N 2183-О и от 24 декабря 2012 года N 2418-О).

При введении нового правового регулирования, касающегося учета денежного довольствия для исчисления пенсий лицам, проходившим службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и членам их семей, в соответствии с принципом стабильности правового регулирования гарантируется сохранение достигнутого к 1 января 2012 года уровня их пенсионного обеспечения. В частности, пункт 4 постановления Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 года N 1022 "Об окладах месячного денежного содержания сотрудников уголовно-исполнительной системы" закрепляет сохранение размеров пенсий, установленных в соответствии с ранее действовавшим законодательством Российской Федерации, в случае уменьшения размеров назначенных названным лицам пенсий при пересмотре пенсий с применением окладов месячного денежного содержания, определенных данным постановлением.

Как видно из судебных постановлений по делу В.М. Вербловского, Т.И. Коровиной, В.Н. Кузнецова и Л.П. Поцеловой, перерасчет их пенсий, осуществленный в связи с введением нового правового регулирования, не повлек за собой снижение уровня их пенсионного обеспечения.

Что касается В.Н. Кардаша и Л.Л. Молибоги, то ими не представлены документы, которые свидетельствовали бы об оспаривании действий пенсионных органов при перерасчете пенсий с 1 января 2012 года применительно к изменению увеличения оклада за службу в учреждении строгого режима, а также снижению размера пенсий, в связи с чем данная жалоба в этой части в отношении названных заявителей не отвечает требованиям допустимости.

Таким образом, положения части первой статьи 43 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" в системе действующего правового регулирования не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителей в указанном ими аспекте.

2.3. Часть первая статьи 36 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", предусматривала увеличение должностных окладов персонала учреждений, исполняющих наказания.

Как следует из части второй статьи 24 названного Закона, к персоналу относятся работники уголовно-исполнительной системы, состоящие в штатах учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, федеральных государственных унитарных предприятий уголовно-исполнительной системы и следственных изоляторов, входящих в уголовно-исполнительную систему. При этом согласно части первой данной статьи к работникам уголовно-исполнительной системы относятся лица, имеющие специальные звания сотрудников уголовно-исполнительной системы, а также рабочие и служащие учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, федеральных государственных унитарных предприятий уголовно-исполнительной системы, федерального органа уголовно-исполнительной системы и его территориальных органов, следственных изоляторов, предприятий, научно-исследовательских, проектных, лечебных, учебных и иных учреждений, входящих в уголовно-исполнительную систему. Следовательно, персонал учреждений, исполняющих наказания, состоит из двух групп работников: сотрудников уголовно-исполнительной системы, имеющих специальные звания, и рабочих и служащих, не имеющих специальных званий.

Федеральным законом "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" часть первая статьи 36 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" была изложена в новой редакции, предусматривающей увеличение должностных окладов не всего персонала учреждений, исполняющих наказания, а только рабочих и служащих таких учреждений.

При таких обстоятельствах данная норма не может рассматриваться как затрагивающая конституционные права заявителей из числа сотрудников уголовно-исполнительной системы, имеющих специальные звания, которые не относились к числу рабочих и служащих учреждений уголовно-исполнительной системы до выхода на пенсию и в настоящее время данным статусом не обладают.

Разрешение же вопроса о проверке соответствия пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении размеров увеличения должностных окладов (тарифных ставок) персоналу учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы с особыми условиями хозяйственной деятельности, в зависимости от вида учреждений, характера и сложности выполняемых работ, а также следственных изоляторов Министерства юстиции Российской Федерации", абзацев первого и третьего Приложения N 1 к указанному постановлению Правительства Российской Федерации - в той части, которой ими установлены размеры увеличения должностных окладов для имеющего специальные звания персонала исполняющих наказания учреждений строгого режима, учреждений, специально созданных для содержания и лечения больных туберкулезом, и больниц, созданных для лечения осужденных к лишению свободы, - положениям части первой статьи 36 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Вербловского Владислава Михайловича, Кардаша Виктора Николаевича и других, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

 

Комментарии (0)

DOC
Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться