Документов в библиотеке
576379

Зарегистрированных пользователей
1102

Определение Конституционного Суда РФ от 05.03.2013 N 331-О

 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2013 г. N 331-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА ШАШОВА ДМИТРИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ

ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ОТДЕЛЬНЫМИ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 108

И 152 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи А.И. Бойцова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина Д.А. Шашова,

 

установил:

 

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.А. Шашов оспаривает конституционность взаимосвязанных положений части четвертой статьи 108 "Заключение под стражу" и части первой статьи 152 "Место производства предварительного расследования" УПК Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, 24 мая 2012 года исполняющим обязанности руководителя Южного следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации возбуждено уголовное дело в отношении Д.А. Шашова - старшего следователя следственного отдела Краснодарского линейного управления МВД России на транспорте. 4 июня того же года Д.А. Шашов был задержан в городе Краснодаре в порядке статьи 91 УПК Российской Федерации и направлен в изолятор временного содержания Ростовского линейного управления МВД России на транспорте. 5 июня 2012 года вынесено постановление о предъявлении Д.А. Шашову обвинения в совершении преступления, предусмотренного частью шестой статьи 290 УК Российской Федерации, а на следующий день судьей Пролетарского районного суда города Ростова-на-Дону удовлетворено ходатайство следователя Южного следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом доводы заявителя и его защитников о том, что вопрос об избрании меры пресечения не может рассматриваться данным судом, поскольку преступление совершено в городе Краснодаре, были отклонены судом, указавшим, что в соответствии с частью четвертой статьи 108 УПК Российской Федерации этот вопрос разрешается по месту производства предварительного расследования, каковым является Пролетарский район города Ростова-на-Дону, где расположено Южное следственное управление на транспорте Следственного комитета Российской Федерации.

В удовлетворении кассационных и надзорной жалоб на постановление суда об избрании Д.А. Шашову меры пресечения в виде заключения под стражу, в которых также указывалось на принятие данного постановления с нарушением правил подсудности, судебными решениями от 29 июня и от 10 августа 2012 года было отказано, с чем 30 августа 2012 года согласился исполняющий обязанности председателя Ростовского областного суда и 27 сентября 2012 года - судья Верховного Суда Российской Федерации.

Д.А. Шашов утверждает, что оспариваемые им законоположения, регулирующие территориальную подсудность дел о разрешении ходатайств следователя об избрании подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу, позволяют устанавливать в качестве места производства предварительного расследования не только место совершения преступления, но и место нахождения следственного органа, ведущего производство по уголовному делу, в силу чего являются неопределенными, допускающими произвольное установление подсудности дел о разрешении таких ходатайств, что, по мнению заявителя, противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1) и 47 (часть 1).

2. По смыслу Конституции Российской Федерации, ее статей 46 (части 1 и 2) и 47 (часть 1), а также корреспондирующих ей международно-правовых актов (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пункт 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах), составляющих в силу статей 15 (часть 4) и 17 (часть 1) Конституции Российской Федерации часть правовой системы Российской Федерации, право каждого на судебную защиту, обеспечиваемое путем рассмотрения его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, означает, в частности, что такое разбирательство должно осуществляться не произвольно выбранным, а законно установленным судом, т.е. судом, компетенция которого по рассмотрению данного дела определяется на основании закрепленных в законе критериев, которые в нормативной форме (в виде общего правила) заранее - до возникновения спора или иного правового конфликта - предопределяют, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело, а также в каких случаях и в каком порядке допустимо изменение подсудности, что позволяет суду (судье), сторонам и другим участникам процесса избежать правовой неопределенности в этом вопросе, которую в противном случае приходилось бы устранять посредством решения, основанного на дискреции правоприменительного органа или должностного лица, и тем самым определять подсудность дела не на основании закона (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 1998 года N 9-П, от 2 февраля 1999 года N 3-П, от 25 февраля 2004 года N 4-П, от 6 апреля 2006 года N 3-П, от 21 января 2010 года N 1-П, от 19 апреля 2010 года N 8-П, от 21 апреля 2010 года N 10-П, от 9 июня 2011 года N 12-П, от 20 июля 2012 года N 20-П и от 16 октября 2012 года N 22-П).

Приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации в полной мере распространяется на правовое регулирование подсудности дел о разрешении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в ходе досудебного производства по уголовному делу.

3. Реализация закрепленного статьей 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации права каждого на законный суд, предполагающего рассмотрение дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, обеспечивается в уголовном судопроизводстве распределением компетенции между судами общей юрисдикции путем закрепления в уголовно-процессуальном законе правил подсудности, в том числе на основе предметного (родового) и территориального признаков.

По смыслу взаимосвязанных положений пунктов 1 и 2 части второй статьи 29 и части девятой статьи 31 УПК Российской Федерации, принятие в ходе досудебного производства по уголовному делу решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 108 того же Кодекса, подведомственно районным судам. Это означает, что рассмотрение таких вопросов отнесено по признаку родовой подсудности к исключительной компетенции судов районного уровня независимо от подследственности и возможной подсудности расследуемых дел, вида и уровня органа, производящего предварительное расследование.

В отношении территориальной подсудности дел, касающихся вопросов применения меры пресечения в виде заключения под стражу, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает, что постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению судьей районного суда с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение восьми часов с момента поступления материалов в суд (часть четвертая статьи 108). Тем самым применительно к указанным вопросам установлена альтернативная подсудность дел: по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого.

В свою очередь, предварительное расследование производится, согласно статье 152 УПК Российской Федерации, по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, за исключением случаев, предусмотренных данной статьей (часть первая).

Таким образом, по общему правилу, место совершения деяния, содержащего признаки преступления, на той или иной части территории Российской Федерации предопределяет место проведения предварительного расследования (часть первая статьи 152 УПК Российской Федерации) и, соответственно, место рассмотрения ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу (часть четвертая статьи 108 УПК Российской Федерации) судьей того районного суда, юрисдикция которого распространяется на данную часть территории Российской Федерации.

3.1. Регламентируя вопросы персональной подследственности, определяемой особенностями статуса подозреваемого, обвиняемого, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в пункте "в" части второй статьи 151 устанавливает, что предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершенных в связи с исполнением своих служебных обязанностей должностными лицами органов внутренних дел Российской Федерации (каковым является Д.А. Шашов), производится следователями Следственного комитета Российской Федерации.

Расследование преступлений, совершенных работниками органов внутренних дел на транспорте в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей, возложено на следственные управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации, юрисдикция которых определяется совокупностью правомочий по рассмотрению сообщений о преступлении и расследованию преступлений отдельных видов в соответствии с подследственностью, установленной уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации для следователей Следственного комитета Российской Федерации, совершенных: на территории, границы которой не соответствуют административно-территориальному делению Российской Федерации (экстерриториальная подследственность); лицами, относящимися к определенной категории (подследственность по специальному субъекту преступления) (пункты 2 и 4.1 приказа Следственного комитета Российской Федерации от 15 января 2011 года N 4 "Об установлении юрисдикции специализированных следственных органов Следственного комитета Российской Федерации"). Указанные органы входят на основании статей 4 и 12 Федерального закона от 28 декабря 2010 года N 403-ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации" и пункта 9 Положения о Следственном комитете Российской Федерации (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 14 января 2011 года N 38) в единую федеральную централизованную систему следственных органов Следственного комитета Российской Федерации в качестве специализированных следственных органов, приравненных к главным следственным управлениям и следственным управлениям Следственного комитета Российской Федерации по субъектам Российской Федерации.

Соответственно, возбуждение руководителем следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации уголовного дела о преступлении, совершенном работником органов внутренних дел на транспорте в связи с исполнением им своих служебных обязанностей, не противоречит закрепленному частью первой статьи 152 УПК Российской Федерации общему правилу о производстве предварительного расследования по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, в той мере, в какой такое расследование осуществляется указанным следственным органом на находящейся под его юрисдикцией территории, охватывающей собой не только судебный район, в пределах которого было совершено данное деяние, но и судебный район места расположения самого следственного органа.

Исходя из этого, в случаях, когда предварительное расследование по уголовному делу производится специализированным следственным органом Следственного комитета Российской Федерации, обладающим соответствующей юрисдикционной компетенцией, - притом что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу может быть осуществлено только судами районного уровня, - ходатайство об избрании в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу в случаях и порядке, которые предусмотрены статьей 108 УПК Российской Федерации, рассматривается, по сложившейся правоприменительной практике, районным судом по месту нахождения следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Иное истолкование оспариваемых законоположений, при котором подсудность рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу определяется не по месту нахождения следственного управления на транспорте Следственного комитета Российской Федерации, позволяло бы следователю, расследующему многоэпизодное уголовное дело о преступлениях, совершенных одним лицом, но в разных местах, либо о преступлениях, совершенных в соучастии на территории разных судебных районов, обратиться за судебным разрешением на применение названной меры пресечения по одному уголовному делу в любой суд по месту совершения любого из таких преступлений (эпизодов), что приводило бы к установлению подсудности не на основании нормативно закрепленных критериев, а по усмотрению правоприменителя, порождало бы избирательность в разрешении вопроса о подсудности и свидетельствовало бы о неопределенности относительно соответствия оспариваемых норм статье 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

3.2. Таким образом, положения статей 108 и 152 УПК Российской Федерации по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой в системе действующего правового регулирования, не обнаруживают неопределенности и, следовательно, не нарушают конституционные права заявителя, что, однако, не исключает право федерального законодателя принять дополнительные нормотворческие решения, направленные на конкретизацию содержания уголовно-процессуальных норм, регламентирующих вопросы территориальной подсудности дел о разрешении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в ходе досудебного производства по уголовным делам, с тем чтобы наиболее эффективно гарантировать конституционные права всех участников уголовного процесса.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шашова Дмитрия Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

 

Комментарии (0)

DOC
Чтобы оставить комментарий вам необходимо авторизоваться